Как открыть сеть частных школ и детских садов в России и почему нужно идти в премиум-сегмент

Опубликовано От Sergey

Пандемия поделила и образование на «до» и «после» коронакризиса. Вирус-то рано или поздно станет подконтрольным, а вот его последствия для индустрии – и онлайн-образование в том числе – еще могут удивить, и очень хочется, чтобы эволюция не шла в сторону «фастфуда». О том, как выйти на рынок частного школьного образования в России, как на него повлияет пандемия и почему, рассказывает основатель ONE! International Education Group Максим Натапов.

Как открыть сеть частных школ и детских садов в России и почему нужно идти в премиум-сегмент

Алина Алещенко

В расчете на детей

Многие частные детские сады и школы начинаются с «болей» конкретных родителей: есть претензии к уровню традиционного образования, появляется желание сделать что-то свое, такое, чтобы устраивало. Но это не совсем верный путь.

Отсутствие концептуальной идеи губительно для бизнеса, личные мотивы могут быть отправной точкой, но в основе все-таки должны быть глобальная цель и понимание того, как развивать и/или масштабировать проект, когда он пройдет фазу стартапа. 

К идее создания сети частных детских садов и школ я пришел во время обучения по программе Executive MBA в школе управления «Сколково». К тому времени я уже много лет проработал по найму в FMCG и состоялся как предприниматель в нефтяном бизнесе, мне было за тридцать, и у меня назрело желание делать что-то новое, полезное для общества: у бизнесменов к этому возрасту довольно часто возникают подобные мысли. Курировал нас Рубен Варданян, бизнесмен с огромным опытом, чутьем и горизонтом планирования. Он и разглядел во мне «школьного предпринимателя и инвестора».

В России в частных школах обучается около 0,8%  всех детей. В некоторых странах этот показатель достигает 77%. Как говорится, почувствуйте разницу. На основании отчета 2019 года «M&A IN THE GLOBAL EDUCATION INDUSTRY», подготовленного BENCHMARK INTERNATIONAL, можно ожидать, что к 2030 году объем рынка частного образования в мире составит $10 трлн.

Но дело не только в этом. Когда в начале 2010-х я был в США и изучал, как работает Стэнфорд, я выяснил, что в университете учатся всего трое (!) русских. Об этом же говорил и Юрий Мильнер, вспоминая, что его, единственного студента из России Уортонской школы бизнеса в Пенсильванском университете в 90-х, воспринимали как чудо. Это говорит о том, что традиционное образование в нашей стране дает минимальную возможность поступить в престижные зарубежные вузы, а в этих университетах учатся самые способные студенты и преподают лучшие профессора со всего мира, поэтому и быть в их среде – дорогого стоит. Выявление и анализ этих факторов и привели к рождению концепции моего бизнеса.

 

С младых ногтей

Вот уже много лет проблема российского традиционного образования заключается в устаревших основах этой сферы деятельности. Несмотря на декларируемый личностный подход с упором на практические навыки, в действительности детям пытаются дать некую формальную сумму знаний, никак не соотнося ее с реальными требованиями. В итоге мы имеем ту самую квалификационную яму, о которой не устают говорить работодатели.

Начинать готовить ребенка к интересному и продуктивному взрослению нужно с детского сада, так выстраивается система, в которой ребенок учится учиться.

Важно понимать, что в системе обучения на этапе взросления ребенка должна быть преемственность, а ценности и подходы должны совпадать на всех ступенях. К чему приводит обратное, думаю, объяснять не надо, примеров масса.

С учетом этой логики весь наш бизнес базируется на такой последовательности: сначала мы взялись за детские сады, потом перешли к начальным школам, затем появилась средняя школа, в этому году начнет работу школа полного цикла. Но секрет успеха именно в последовательности: это оказалось правильным и с точки зрения продукта и практического опыта, и с точки зрения рисков, ответственности и бизнес-модели.

 

Опыт – сын ошибок

Первый детский сад у нас не получился. Идея была красивая, но она опередила время: нам казалось, что правильно будет открывать корпоративные сады для детей сотрудников, тем более что 70% мировых компаний из списка Fortune 500 имеют такие объекты в своей инфраструктуре и это очень позитивный опыт. Мы пришли с предложением к одной крупной российской IT-компании, рассказали об идее, о мировом опыте… Они увлеклись, провели тендер, нас выбрали, началась общая работа, нам даже предоставили список из 68 детей, чьи родители хотели бы отдать их в корпоративный детский сад по цене 35000 р. в месяц.

Но, увидев расчет стоимости содержания детей (а эта цена предполагала субсидии хотя бы в предоставление помещения), компания от участия в проекте отказалась. Нам предложили вести его самостоятельно. Качественных помещений под этот детский сад в центре Москвы на приемлемых условиях не было. В итоге от идеи «дети рядом с родителями» мы не стали отказываться, пересмотрели концепцию на B2C и вместо корпоративных детских садов начали открывать детские сады для всех желающих в бизнес-центрах, и не только там.

Задача детского сада в нашем понимании – вызывать доверие, социализировать, найти потенциальные траектории развития ребенка, открыть ему самому и его родителям сильные стороны его личности, давать играть, заинтересовать процессом обучения, чтобы получение новых знаний стало потребностью.

Для этого с малышами должны работать разные специалисты, каждый из которых хорош в своем деле. Искать универсалов, которые могут и физкультуру вести, и танцами заниматься, и рисовать, – затея провальная: совершенно точно пострадает качество. Поэтому на каждом направлении у нас отдельный педагог, и, разумеется, это сказывается на себестоимости.

Первый детский сад площадью 200 кв. м. мы открыли в бизнес-центре на Дербеневской набережной. Инвестиции составляли более 4 млн рублей, и этот опыт оказался удачным. Скорость окупаемости детского сада зависит от качества услуги, репутации заведения, локации и, что немаловажно, от атмосферы района. Одно время мы пытались поучаствовать в государственной программе «Рубль за метр». Нужно было восстановить заброшенный детский сад и в дальнейшем работать по льготной аренде. Но такие помещения находятся в неблагоприятных районах, и если даже там жили достаточно платежеспособные люди, то они предпочитали возить своих детей в более приятные и соответствующие уровню их благосостояния локации. В общем, хорошее дешевым не бывает.

Выбирать локацию нужно, исходя не только из ее финансовой доступности, но и с учетом особенностей позиционирования, конкурентной среды, атмосферы в районе, транспортной доступности. 

 

Учат в школе

С открытия первого детского сада до открытия первой начальной школы прошло три года. За это время мы смогли создать репутацию бренду ONE! International Education Group, теперь уже не мы искали локации, а к нам начали приходить с предложениями стать оператором детского сада и школы в жилых комплексах и бизнес-кварталах. Появилась возможность выбирать лучшие места, ведь наличие хорошей образовательной инфраструктуры добавляет жилому комплексу стоимости. 

Мы разработали финансовую модель, которая позволяет делать бизнес-отношения достаточно устойчивыми. Она обсуждается с застройщиками, и если обе стороны все устраивает, то отношения оформляются и мы идем вперед вместе. Но первичными остаются общие ценности.

Что касается организации учебного процесса в школе, то основная ошибка, которую может сделать бизнесмен, – это поставить перед собой нереальную задачу построить процесс обучения с нуля, основываясь на своих представлениях об идеальном образовании.

Во-первых, государственные стандарты никто не отменял, им придется так или иначе следовать, и они как база для развертывания своей концепции вполне хороши. Во-вторых, разработка собственных учебных программ или адаптация существующих – дело дорогое и долгое. В наших школах, например, есть курс предпринимательства. Сейчас он доступен для учеников начальной и средней школ, но скоро мы адаптируем его и для дошкольников. Инвестиции в создание и внедрение авторского курса составили уже больше миллиона рублей.

Создавая авторский курс, стоит учитывать, что нужны экспертиза, понимание трендов, целей и запросов. Дальше идет процесс внедрения, и он еще более длительный и ресурсозатратный. К таким вещам могут быть готовы только крупные организации, четко осознающие, что никаких альтернатив на рынке нет.

В среднем инвестиции в запуск школы (при условии что компания выступает оператором на готовой площадке) составляют от нескольких десятков до нескольких сотен миллионов рублей. Если строить отдельное здание, то рассчитывать нужно примерно на миллиард, и он никогда не окупится.

Секрет окупаемости и масштабируемости частных школ – в независимости от дотаций. А это, в свою очередь, возможно, если цена на обучение покрывает расходы. Поэтому она не может быть низкой. А если речь идет о хорошем образовании – с качественными кадрами, прошедшими переподготовку под актуальные задачи образования, с хорошей материальной базой, с комфортным пребыванием детей в школе, то ценник не может быть даже средним. Поэтому развивать частное образование логично в премиальном сегменте либо в формате дотационного проекта.

В сентябре этого года откроется первая школа ONE! International Education Group полного цикла – с 1 по 11 класс. Для нас это вызов, наверняка будут сюрпризы, но предыдущий опыт нас уже ко многому подготовил.

Мы готовим наших учеников к тому, чтобы они стали студентами топ-100 престижных зарубежных вузов. Для этого мы ищем баланс между государственными стандартами и новейшими методиками образования, делаем акцент на иностранные языки, предпринимательство, современные технологии и развитие soft skills, не упуская из виду общую сумму знаний. 

 

Благодаря ковиду

Пандемия существенно подтолкнула рынок образования в сторону онлайна. И этот тренд останется. Онлайн будет решать задачу массовой доступности знаний, как фастфуд решает задачу быстрого и дешевого питания. Интернет-обучение не сможет заменить классическую офлайн-школу, но поможет восполнить какие-то пробелы. А вот качественное офлайн-образование будет привилегией для экономически благополучных членов общества. 

По сути, мы хотим дать и детям, и родителям, живущим в Москве, выбор: продолжить высшее образование в лучших учебных заведениях мира или в России. В дальнейшем мы попробуем предоставить такую возможность не только москвичам, но немного в другом формате. В пандемию этот запрос стал как никогда актуальным – парадоксальным образом ковид поспособствовал развитию частного образования.

 

Итого

  • В образовательном бизнесе нужна последовательность. Готовить аудиторию для своих школ удобно с дошкольного возраста, создавая последовательную программу образования.
  • С точки зрения стратегии развивать образовательный бизнес лучше в премиум-сегменте. Тогда процессы не будут зависеть от государственных или частных дотаций, а это, в свою очередь, дает возможность более гибко подходить к организации деятельности и учебного процесса.
  • Учебный план должен соответствовать государственным стандартам, но при этом превосходить его количественно и качественно, быть достаточно адаптивным и содержать в себе авторские программы, спроектированные под будущие запросы. 
  • Не стоит инвестировать в строительство школ и детских садов. Разумнее сфокусироваться на управлении и вкладывать средства в подготовку кадров и разработку учебных курсов. Упор нужно делать на офлайн-занятия, онлайн-обучение использовать точечно, в качестве дополнения к учебному процессу, делающее его индивидуально построенным, ярким и прикладным.
  • Выбирать локацию для учебных заведений нужно не только по принципу хорошей финансовой и транспортной доступности, но и в соответствии с социально-экономическим статусом целевой аудитории. Атмосфера имеет значение в привязке к позиционированию продукта.
  • Фото на обложке: pixabay.com

    Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

    Источник: https://rb.ru/

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *