«Мне хотелось влиять на бизнес, а не быть исполнителем». Продакт-менеджеры — о своей первой работе

Опубликовано От Sergey

В новой серии статей на Rusbase Young мы говорим с представителями разных профессий об их первой работе и зарплате, выясняем, почему они решили строить карьеру именно в этой отрасли и чего достигли. Мы уже узнали истории PR-специалистов и директоров по маркетингу, а сегодня изучим карьерные пути продакт-менеджеров. 

Продакт — мини-CEO внутри компании: он координирует дизайнеров и аналитиков, ставит задачи программистам, следит за финансовыми показателями продукта и атмосферой внутри команды. Задач много, и они сильно отличаются в каждой компании. Узнаем, какой опыт был у наших героев. 

«Мне хотелось влиять на бизнес, а не быть исполнителем». Продакт-менеджеры — о своей первой работе

Дарья Бондаренко

Product Lead. Управляет отдельным направлением продукта, делает первые шаги в понимании смысла продукта, в принятии решений и рассуждениях о том, куда продукту нужно развиваться. 
Head of Product. Умеет управлять небольшим количеством людей на уровне не только проверки KPI, но и их профессионального развития. Видит большую картинку своего продуктового направления, системно организовывает работу команды и стейкхолдеров.
CPO. Отвечает за комплексный продукт, его стратегию, новые направления и рынки, P&L. Руководит несколькими продуктовыми командами.

Саша Черный, Product Lead в Skyeng, 29 лет

В дипломе написано, что я инженер по управлению качеством. Все, что я помню из университета — это пары по статистике и менеджменту. Остальное мне было неинтересно, и поэтому со второго курса я начал работать: был оператором в колл-центре, продавцом дисков и даже управляющим в магазине одежды. А по ночам я изучал графические редакторы и делал макеты плакатов и календарей.

После университета устроился маркетологом в 2GIS. Работать было интересно, но хотелось попробовать себя в разработке проектов. Я купил MacBook Pro и решил, что теперь смогу делать сайты. Полгода ушло на то, чтобы создать пару тестовых вариантов, затем я сам организовал себе первый коммерческий заказ — выбрал организацию, у которой не было сайта, сделал его, нашел владельца компании и продал ему этот лендинг. За тот проект я получил $400.

Я сделал еще пару проектов, а потом создал небольшое агентство по разработке сайтов. Уже через год меня пригласили работать проджект-менеджером в Студию Олега Чулакова — дизайн-студию №1 в России по версии Tagline. Там я запускал проекты для банков, сотовых операторов и интернет-магазинов. Работа проджект-менеджером была отправной точкой в желании стать менеджером продукта: мне хотелось самому влиять на опыт людей и бизнес, а не быть исполнителем.

Моя первая работа продакт-менеджером была в «Додо Пицце». Мне надо было придумать, как дать клиентам возможность кастомизировать пиццу под себя, при этом не усложнить производство и повысить маржинальность. Через три месяца мы запустили пиццу из половинок, которая заняла одно из первых мест среди продаж компании.

Чтобы погрузиться в процессы кухни, я отправился на две недели в учебный центр компании в Сыктывкар: мыл полы, готовил пиццу и был кассиром. Такое погружение в процессы называют «гэмба» — это японская управленческая практика.

Работая в «Додо Пицце», я сталкивался с тем, что внутренние процессы на кухне были неидеальными и их можно было оптимизировать. Я перезапустил трекер производства пицц, а затем стал отвечать за все продукты, которые повышают производительность и прибыльность пиццерий — так я стал Head of Product. Сейчас я перешел в другую компанию — отвечаю за воронку продаж в Skyeng: от заявки до вводного урока и оплаты.

Для меня продакт-менеджер — это инвестор, который должен верно распределить ресурсы команды так, чтобы выполнить свои цели и попробовать рискованные гипотезы. Глаза и уши продакт-менеджера — это исследования и аналитика, которые помогают ему принимать верные решения. 

Молодым ребятам, которые хотят стать продакт-менеджерами, рекомендую попасть на стажировки или на позиции младших специалистов в продуктовых компаниях, чтобы получить опыт работы с исследованиями, аналитикой и разработкой продуктов — это отличная база для старта карьеры в продуктовом менеджменте. 

Валерия Розов, основатель TYPICAL и экс-директор по продукту Qlean, 28 лет

У меня было много попыток поработать и ассистентом, и переводчиком, и разных сортов менеджером. Первая осознанная работа была в формате стажировки в L’Oreal Luxe на позиции менеджера по маркетингу. Кажется, мне тогда было 22. Туда я попала через конкурсный отбор, который они устраивали для студентов. На работе я занималась тем, что называется классическим маркетингом. Причем маркетингом, у которого предполагается дистрибуция. Я проектировала, как нужно расставлять товары в зависимости от их рыночной стоимости и перспектив, работала над созданием и производством разных рекламных материалов, обеспечивала мероприятие Vogue Fashion Night Out. На стажировке мне платили 60 000 рублей, для студента это довольно хорошие деньги. Помню, я даже что-то умудрилась накопить и потом потратила во время учебы в Голландии. 

Первой полноценной работой стала маркетинговая роль в компании Gett. Я нашла контакты СЕО и написала ему в LinkedIn, что мне интересно поработать у них. СЕО пригласил меня на интервью. Я пришла буквально на следующий день, поговорила со всеми и получила первую полноценную работу. В Gett мне платили около ста тысяч рублей. Я занималась исследованиями рынка, аудитории, адаптировала фичи под Россию, курировала PR, одну из TV-кампаний. Работа над фичами, коммуникацией и исследованиями сильно помогла мне в развитии навыков. Эти знания я потом забрала с собой на следующие места работы, где, по сути, уже умела все, что надо делать продакту. 

После Gett я пришла на роль проектного менеджера в Doc+, стала там Head of Customer Experience — отвечала за то, чтобы клиент получал приятный опыт, сотрудничая с нами. Затем перешла в Qlean и год занималась менеджментом клиентского продукта. Там стала Head of Product, а уже через несколько месяцев — CPO. Я отвечала за весь продукт, дизайн и аналитику. 

Сейчас я создаю свою компанию — TYPICAL, и мой опыт работы в найме напрямую связан с нынешними задачами: мы нанимаем продуктовые команды и делаем HR-проекты для компаний. 

Самое трудное в работе продакта — менеджмент стейкхолдеров. В российских компаниях нет культуры свободы, приходится каждое решение долго и упорно защищать. На это тратятся время и силы, которые можно было бы инвестировать в продукт. Есть сложности и с фаундерами — им не хватает видения и менеджерских компетенций, из-за этого планы меняются слишком часто и совершается много неосознанных действий.

Тем не менее, нет ничего лучше, чем видеть свой продукт в продакшене. Со всеми его недостатками, недоработками и, главное, с живыми пользователями. 

Дмитрий Рязанов, CPO «Делимобиль» и Anytime Prime, 34 года

Я окончил специалитет МГУПИ (Московский государственный университет приборостроения и информатики). В 2005 году на третьем курсе университета устроился в интернет-кафе «СОЮЗ», где работал сисадмином два через два по 13-14 часов. Мне тогда было 20. Точно уже не помню, какая была первая зарплата, кажется, $300. После интернет-кафе я поработал сисадмином еще в нескольких компаниях, а в 2011 году опубликовал свое резюме на HeadHunter и получил предложение от «Оргкомитета Олимпийских Игр Сочи 2014» на позицию проджект-менеджера. Нужно было внедрить ERP (система управления бизнес-процессами).

Это был переломный момент в моей карьере: переход от узкой специализации к развитию в качестве менеджера. За четыре года я продвинулся от ведущего эксперта по разработке и внедрению ERP до руководителя проектов. Во время проведения Олимпийских Игр моя команда отвечала за поддержку бесперебойной работы бизнес-приложений ERP, CRM и системы управления инцидентами. Оргкомитет был моим первым международным опытом и первой корпорацией: когда я приходил, в компании было 500 человек, когда уходил — 15 000.

В 2015 году с бывшим коллегой мы запустили стартап по бронированию парковочных мест в Москве. Я проводил различные исследования, изучал рынок, пилил MVP, запускал прототип продукта и делал первые продажи вручную. С этим продуктом мы выиграли трехмесячный хакатон Alfa-Camp 2.0, а затем прошли программу акселерации во ФРИИ. К сожалению, проект не взлетел, и я снова вышел на рынок наемной работы. 

Опыт, полученный при запуске собственного стартапа, изменил мое мироощущение. Я стал искать работу на стыке product- и project-менеджмента в крупной международной организации — устроился на позицию проджекта в Lamoda. Потом перешел на позицию продакта в Delivery Club: отвечал за все back-office-продукты — интеграции с ресторанами, CRM, программу лояльности, приложение для курьеров. С 2017 года я перешел в OZON, где c тремя продуктовыми командами мы сделали трекинг заказов, личный кабинет, полностью переработали авторизацию на всех платформах, запустили чат-бота.

В то время я начал активно пользоваться каршерингом: среди имеющихся на рынке игроков больше всего мне не нравился «Делимобиль». Спустя полгода мне предложили там роль CPO и задачу по полной переработке продукта. С начала 2019 года я являюсь директором по продукту компаний «Делимобиль», Anytime International, Anytime Prime и «Делисамокат».

На текущем месте сложность в том, чтобы одновременно угодить и пользователю, и инвестору, и команде, при этом двигаясь на бешеных скоростях, в условиях постоянно меняющейся ситуации на рынке и с достаточно инновационным продуктом.

Я считаю, что для работы продакта неважно, какой у тебя бэкграунд, нужна эмпатия и отсутствие страха ошибаться много раз подряд. Сейчас появилось множество онлайн и офлайн-программ обучения разработке продуктов, где можно получить базу. А дальше пробуйте себя стажерами в крупных ИТ-компаниях с развитой культурой и налаженными процессами.

Максим Осипов, экс-директор по продукту в «Мета», 35 лет

Я окончил экономический факультет авиационно-технологического института им. Циолковского (c 2015 года — в составе МАИ) по специальности «финансовый анализ, аудит и бухгалтерский учет». На втором курсе пришел на неполный день в маленькую аудиторскую компанию на восстановление и ведение учета в компаниях клиентов. Работа в аудите помогла закончить вуз с красным дипломом, но я увлекся IT: разбирался, как работает веб, пытался программировать, изучал работу каждого нового громкого интернет-сервиса. 

Я нашел стажировку контент-менеджером в «Актион-МЦФЭР» — лидере информационных продуктов для бухгалтеров. Денег едва хватало на обеды в столовой рядом с офисом, но зато я работал с html и макросами на Visual Basic, каждый день общался с разработчиками и видел результат своей работы в браузере, а не на картонных советских папках в офисном шкафу. Там я написал первое техническое задание на разработку контентной админки, дорос до руководителя отдела контент-менеджеров из 10 человек. Потом ушел пробовать себя в B2G-продажах (business to government — услуги бизнеса для государства) — хотелось больше общаться с клиентами и быть ближе к деньгам. Вместо этого я погряз в тендерной бюрократии. Вернулся в «Актион» уже на должность проджект-менеджера: управлял разработкой платформы цифровых журналов в браузере и мобильных приложениях, перестроением издательских процессов для публикации в цифре.

Залог успеха на пути из проджекта в управление продуктом, помимо выпуска функционала в срок — глубокое понимание содержания продукта. Нужно как можно больше времени проводить с людьми, принимающими продуктовые решения: не сидеть со скучающим видом «вы тут между собой договоритесь, и тогда позовите, мы с командой сделаем», а всеми силами участвовать в выработке решений, вникать в бизнес-задачи и постоянно предлагать решения, повышающие ценность продукта для клиентов. Такой проджект неизбежно однажды услышит: «вот продуктовое направление, возьмешь за него ответственность?».

В 2013 году я стал руководителем «Программы Главбух» — бухгалтерского учетного сервиса. Продукт рос и превратился в линейку из разных учетных сервисов с командой разработчиков, методологов, дизайнеров в 35 человек. Я разбирался в управлении продуктом на ходу и совершил, наверное, все возможные ошибки. Мы не умели проводить исследования, смотрели не на те метрики. Свой первый А/Б-тест я остановил досрочно, поверив нестатзначимому результату. Первую версию сервиса расчета зарплаты и зарплатной отчетности мы выпустили без обязательного табеля учета рабочего времени, поверив ответам на некорректно сформулированный опрос. Пара часов, проведенных рядом с бухгалтером в офисе одного из клиентов, перевернули бэклог разработки продукта: так мы познали customer development.

С лета 2018 года я руководил продуктом в сервисе подбора психотерапевтов «Мета». Независимый стартап — самая сложная, но лучшая школа ведения настоящей продуктовой работы и управления продуктом. Продакт-менеджеру нужно уметь думать и работать одновременно на всех горизонтах планирования: делать то, что случится с продуктом завтра, чинить то, что случилось уже вчера, оставаться в колее движения продукта на горизонте месяца, квартала и вести продукт туда, где он должен оказаться через год. 

Дмитрий Твердохлебов, Product Lead, «Национальная Медиа Группа», 40 лет

Я с трудом окончил Саратовскую государственную академию права — сразу пошел в IT: юрист из меня так себе. Работать начал на первом курсе, в 17 лет. Я задолжал интернет-провайдеру $300 и пришел к ним на позицию веб-мастера: на тот момент так назывался фронтэнд-разработчик. Появлялся в офисе в 10 утра, делал сайты, уходил в институт ко второй смене, возвращался в офис к шести вечера и снова делал сайты до часа ночи. После шел домой пешком, так как общественный транспорт уже не ходил. Мне платили $100 в месяц. Хороший компьютер стоил $300 в то время — неплохая зарплата для первого курса. Правда, три месяца я работал бесплатно в счет погашения долга.

Окончив институт, я переехал в Москву и начал работать в рекламном агентстве, где отвечал за дизайн и разработку сайтов. Через пару лет основал свое креативное агентство: брендинг, дизайн, рекламные концепции. В 2009 году увлекся мобильными играми: заниматься рекламой уже не было сильного желания, в качестве эксперимента мы наняли разработчиков и сделали социальную игру для «ВКонтакте». Игра взлетела, а игрострой затянул меня надолго. Проведя более семи лет в разработке игр на позиции продюсера, я решил переключиться на неигровые продукты и сервисы. Мне надоели игры: я не мог найти ответ на вопрос, что полезного я делаю. Ушел в Savefrom.net — мы делали YouTube Premium до появления YouTube Premium. Потом работал Product Lead в YouDo на вертикали «заказы», а сейчас занимаю должность Product Lead образовательной платформы «Национальной Медиа Группы».

Продакту важно постоянно сохранять критическое мышление, учиться думать деньгами и договариваться со всеми и обо всем: бывает сложно фокусироваться на большом количестве параллельных задач и находить компромисс между требованиями конечных бизнес-заказчиков.

Однако уровень дофамина, который сильно повышается, когда видишь 60 миллионов пользователей в статистике, компенсирует все трудности.

Фото на обложке: Shutterstock / REDPIXEL.PL

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *