Рекрутеры — о странных соискателях: «Луна в неправильной фазе — заключать договоры и подписывать документы нельзя ни в коем случае»

Опубликовано От Sergey

Работа HR-специалиста подразумевает постоянное взаимодействие с людьми и, конечно, среди множества кандидатов всегда есть такие, о которых невозможно забыть — настолько они выделяются из общей массы.

Мы попросили рекрутеров рассказать о самых необычных соискателях и собеседованиях, которые у них были. Вот что они ответили.

Рекрутеры — о странных соискателях: «Луна в неправильной фазе — заключать договоры и подписывать документы нельзя ни в коем случае»

Софья Федосеева

Олеся Кащеева, HR-директор Ostrovok.ru

Мы вели подбор на должность младшего аналитика. Обычно на подобную позицию откликается довольно много кандидатов. Чаще всего уровень развития их профессиональных компетенций похож, да и внешне они, как правило, производят приятное впечатление — очки, брюки со стрелками, серьезность в глазах. Остается ориентироваться на личностные качества и соответствие корпоративной культуре команды. 

В тот раз все шло хорошо, но что-то в этом конкретном кандидате смущало — что именно, никто не мог понять.

Я уже не помню, что он отвечал на вопрос о своих хобби, но точно не говорил чего-то необычного. Причин для отказа не было, и я сделала ему оффер.

Наступил его первый день в компании — сотрудник надел костюм, пришел вовремя и… попросил не оформлять документы сегодня, а подождать неделю. Конечно, мы стали выяснять причины такой неожиданной просьбы.

Оказалось, в тот момент Луна находилась в неправильной фазе — заключать договоры и подписывать документы нельзя ни в коем случае.

После общения на тему, как может звездная карта влиять на менеджмент проектов и работу над задачами, было принято обоюдное решение расстаться.

Совет от нашей команды рекрутмента — если вы не ищете в команду астролога, уточняйте на собеседовании, в каком доме находится Луна, и остерегайтесь кандидатов, знающих ответ на этот вопрос.

Елена Россельс, HR-менеджер Notamedia

Одним из интересных кейсов последних лет стал подбор ведущего Java-разработчика. 

Рекрутеры, которые занимаются подбором разработчиков, знают, что хорошие специалисты находят работу за два-три дня, потому что спрос на них значительно превышает предложение. Мой кандидат пробыл в поисках чуть дольше просто из-за резюме: все чаще вижу, что у хороших разработчиков плохое CV. 

Так было и в этом случае: в резюме был прописан прерывистый стаж работы, опыт описан коротко, но стек технологий соответствовал требованиям работодателя. 

Соискатель блестяще прошел три этапа собеседования, но на вопрос о зарплатных ожиданиях ответил… что хочет 45 тысяч рублей! Впервые в моей практике мне пришлось уговаривать кандидата просить больше и объяснять, почему он может претендовать на эти деньги. 

Слабое резюме и излишняя скромность — не помощники в поиске хорошей работы, но иногда все складывается наилучшим образом.

Мария Казанова, HR-менеджер REDKEDS

Мне вспомнилась история про эпатажного и чрезмерно азартного парня. Я подбирала персонал для отдела продаж компании, руководитель настаивал на том, чтобы это были групповые интервью с анкетированием и деловыми играми. Отмечу, что такой формат зачастую не любят как соискатели, так и рекрутеры.

В одной из групп оказался парень в лиловом костюме и яркой бабочке. Он отвечал на каждый поставленный группе вопрос, раздавал роли и советы, дополнял или поправлял чужие ответы и был больше похож на свадебного ведущего, который решил стать продажником. Если вдруг его команда проигрывала в небольшой игре, то он настаивал, что нам нужно переиграть или вовсе заменить игру. 

Его было безумно много. Остальные кандидаты не могли проявить себя из-за абсурдности ситуации.

Когда это все закончилось, я выдохнула и была уверена, что сообщу ему об отказе и больше никогда не увижу. Но тут ко мне подлетает счастливый руководитель и говорит, что этот парень — именно то, что нужно. Мы спорили, закидывали друг друга аргументами. Но…

Команда принимала его с трудом, а клиентам он полюбился. Да, странный, но его все сразу запоминали. Да, любит поговорить, но это многим даже симпатично. А азарт в продажах — необходимый двигатель. Поэтому хэппи энд. 

Особенно для меня, потому что через две недели я уволилась из этого цирка и больше не проводила групповые интервью!

Катерина Новографская, HR generalist в iBrush

У нас была открыта вакансия разработчика. На нее откликнулся молодой человек, который по резюме полностью нам подходил. А на собеседовании выяснилось, что он очень тихо говорил — не просто тихо, а практически шепотом! И я не утрирую. 

Эта особенность дополнялась исключительно односложными ответами на вопросы и слабой коммуникацией. Постоянно приходилось его переспрашивать и просить говорить чуть громче. 

Последней моей попыткой хотя бы чуть-чуть повысить громкость был рассказ о том, что однажды после бассейна я плохо высушила голову и заболела с осложнением на уши, поэтому теперь плохо слышу. 

Я надеялась, что это заставит его хоть немного улыбнуться и сжалиться надо мной, но нет. Соискатель ответил: «Я нормально разговариваю». 

До сих пор не знаю, что это было. То ли образ, который он сам себе придумал и отлично вжился, то ли действительно манера разговора. Естественно, сотрудничества не получилось. Хотя, может, я просто не расслышала, что он готов выйти? 

Ирина Вдовина, HR-директор управляющей компании SVN

В одной из компаний в сфере автобизнеса была открыта вакансия оператора call-центра. Функционал включал в себя входящие звонки, отработку претензий по качеству работы по телефону, перераспределение претензий ответственному сотруднику. Среди прочих кандидатов мне запомнилась одна девушка.

У нее была очень неформальная внешность: дреды, туннели в ушах, пирсинг на лице, всевозможные татуировки. Да и стиль одежды напоминал хиппи: юбка цвета хаки, оранжевая яркая футболка. 

Я не отказала ей в собеседовании и убедилась, что по профессиональным критериям претензий не было: грамотная, умная, с опытом работы. К тому же она идеально прошла тестирование из двух звонков: одна претензия, один входящий звонок от человека наподобие тайного покупателя.

Мы сразу обратили внимание, что у нее была грамотная устная речь без сленга. Пообщавшись с ней по телефону, никогда в жизни не догадаешься о ее внешнем виде.

Я уговорила руководителя рискнуть и взять ее, и в итоге по результатам квартала она достигла самых лучших показателей по всему подразделению. 

Яркая внешность — не повод для выводов о профессионализме. 

Оксана Патракеева, руководитель отдела подбора и адаптации в MAXIMUM Education

Однажды на собеседование на должность QA-инженера пришла девушка в сопровождении группы моральной поддержки.

История началась с того, что в назначенное время кандидатки не было в офисе, и я позвонила, чтобы уточнить, придет ли она. Она ответила, что «мы потерялись». Я не обратила особого внимания на «третье лицо», но каково же было мое удивление, когда я увидела, что она приехала с супругом. 

Мужа попросили подождать на диванчике в холле, на что девушка ответила: «А можно мой муж пойдет со мной на собеседование как поддержка?» На просьбу кандидатки мне пришлось ответить отказом. 

С таким я столкнулась в первый раз. Кажется очевидным, что формат интервью предполагает присутствие на собеседовании заказчика по вакансии, рекрутера и кандидата. 

Иногда со стороны компании присутствуют коллеги из разных отделов, которые так или иначе будут взаимодействовать с потенциальным кандидатом. Но присутствие «группы поддержки» со стороны соискателя кажется нонсенсом — это же не судебное заседание, где нужен адвокат. 

Юрий Шишов, рекрутер онлайн-платформы «Учи.ру»

Международная компания искала в штат главного бухгалтера. Соответственно, основные требования, на которые был сделан акцент — опыт работы на международном рынке, отличное знание английского языка и международных стандартов бухгалтерии. 

Кандидатов было несколько, каждому я подчеркивал важность знания английского и международных норм. Один из них казался увереннее остальных — он бодро рассказывал о своих профессиональных качествах и опыте. 

Для проверки английского мы предложили ему поговорить с нашим англоязычным коллегой на профессиональные темы. Кандидат сразу же согласился.

Разговор-проверка состоялся, коллега задал пару вопросов, собеседник молча все выслушал, без особого волнения, но на щеках выступил небольшой румянец. 

А через пару минут — видимо, обдумав ситуацию — неожиданно для всех кандидат заявил следующее: «Ну, я хотя бы попробовал», — и вышел из переговорной. На этом собеседование окончилось.

Екатерина Петрова, директор корпоративного акселератора GenerationS

В прошлом году мы решили, что нам нужно более активно встраиваться в международную инновационную экосистему, и открыли вакансию менеджера международных проектов. На нее откликнулась девушка, у которой за плечами был французский Ph.D. и опыт преподавания институциональной экономики в университетах.

Соискательница легко прошла первые два круга собеседований, хорошо сделала тестовое задание и в итоге была приглашена на финальную встречу с заместителем генерального директора.

Он заинтересовался преподавательским опытом кандидата и попросил рассказать что-нибудь из теории институциональной экономики. Через 10 минут доска в кабинете была исписана определениями разных видов рациональности, моделями и примерами. 

В завершение мини-лекции девушка решила привести пример органической рациональности (ситуация, когда предполагается, что незнание будет более эффективным для достижения цели).

«Представьте, что вы покупаете в палатке шаурму — вы предпочтете не знать, какие звуки при жизни издавало то мясо», — сказала она, глядя в глаза заместителю генерального директора.

К счастью, наш начальник — человек с юмором (и любит шаурму), поэтому девушка уже почти год успешно развивает наши международные проекты.

Фото на обложке: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *