«В Португалии любят и принимают всех». Как переехать в Лиссабон и открыть там кофейню

Опубликовано От Sergey

Никите Пирогову 39 лет. Он работал топ-менеджером в Екатеринбурге, получал стабильную высокую зарплату, жил в классном доме и водил спорткар. А потом его работодатель ушел из России. Тогда Никита вместе с супругой решили сменить климат на что-то более теплое и открыть свое дело.

Обстоятельства сложились так, что выбор пал на Португалию. Уже год в Лиссабоне работает Bloomcoffeeroom, где Никита варит и угощает гостей specialty-кофе. 

Он рассказал о том, как за два месяца переехал в новую страну, как родился его бизнес, а также плюсах и минусах жизни в Португалии.

«В Португалии любят и принимают всех». Как переехать в Лиссабон и открыть там кофейню

Екатерина Гаранина

Читайте и другие истории русских за границей в рубрике «Экспаты»

Меня зовут Никита, мне 39 лет. 19 лет я проработал в ритейле: жил в Екатеринбурге и занимался развитием MediaMarkt. В 2018 году компания закрыла все филиалы, выплатила бонусы, сказала «Auf Wiedersehen» и ушла из России. В этот же момент у нас родился сын. На руках были небольшие накопления, и мы решили сменить уральский климат на море.

У меня появилось новое хобби, которое после увольнения превратилось в основной источник дохода — specialty-кофе, или кофе высшего сорта. После увольнения я поехал в Берлин, где впервые его попробовал. Кофе был настолько вкусным, что полностью перевернул мою жизнь. Поэтому по возвращению в Екатеринбург я искал похожие проекты. Работы не было, я влился в кофейную тусовку, ходил по каппингам — дегустациям кофе профессионалами — и другим мероприятиям, учился, сам варил кофе. В итоге быстро поднаторел в этом.

Сперва мы полетели Сочи. Но последние три дня даже не хотелось выходить из отеля. Пытались насильно полюбить город, «примерить» на себя, но не смогли — было очень уныло.

Затем мы решили рассмотреть Батуми. Я подписался на местную девушку-блогера и расспросил ее о жизни и бизнесе в Грузии. Оказалось, сезон в городе длится два месяца в году. В остальное время туристов нет. А когда я начал гуглить варианты Крыма и Краснодара, случайно выпала реклама ВНЖ в Португалии. Я внимательно изучил материалы. На семейном совете решили, что надо лететь на разведку. 

Наша семья

 

Я был в Лиссабоне в 2011 году, и тогда он мне сильно не понравился. Но за восемь лет город сильно изменился. В марте было уже тепло, на улицах — толпы туристов, чувствовалась движуха. Я много гулял и кайфовал от атмосферы расслабленности. Изучил, что есть в городе по теме specialty-кофе. И случайно зашел в Bowls Bar, где увидел на стене фотографии деревянных российских дач. Оказалось, что заведением владеет русская девушка Катя Родионова (одна из героинь Rusbase. — Прим.). 

Во время поездки я зашел к местному адвокату и проконсультировался о получении ВНЖ. Оказалось, что при открытии бизнеса это довольно просто. Вернулся домой, поделился мыслями с супругой — и мы решили, что переезжаем.

Все документы оформили за два месяца. Мне повезло: моя двоюродная сестра, шеф-повар с международным стажем, в то время жила как раз в Лиссабоне. Плюс, мы с женой прочитали все интервью и статьи о том, как переехать и открыть бизнес в Португалии. Очень помог телеграм-канал Кати, где она подробно описала, какие документы нужны, как снять жилье и прочее. Потом мы устроили гаражную распродажу, купили билет в один конец — и в мае 2019 года улетели.

Как мы с партнерами рассорились и я открыл кофейню

Изначально предполагалось, что мы откроем заведение в партнерстве с сестрой и бывшим коллегой. Первое время был драйв: новое место, новые люди и розовые очки. Что сейчас раз — и мы все откроем. Концепт в голове был красивый: бранч-место со specialty-кофе и вегетарианскими блюдами. 

На деле мы с партнерами не смогли договориться. Когда все документы и помещение были готовы, сестра улетела в Австралию, а коллега вернулся в Петербург. Я остался с женой и сыном в городе. Решил идти до конца, и концепция сократилась до кофейни.

На этапе ремонта я понял, что мне одному будет трудно вести бизнес. В Instagram я дружил с парнем, который хорошо разбирается в кофе. Написал ему и предложил работать вместе. Он согласился и даже ушел из семейного бизнеса. Он португалец, поэтому взял на себя общение с местными.

Только кажется, что в России не развивается кофейная культура. В нише specialty мы — №1 в мире. Топ стран в Европе — Дания, Швеция, Германия. А вот на юге популярен «итальянский кофе» темной обжарки и горький по вкусу.

В марте 2019 года specialty-кофейни в Лиссабоне можно было пересчитать по пальцам одной руки. Я увидел нишу и понял, что нужно набраться терпения и развиваться — тогда удастся поймать волну и стать заметным. COVID-19 немного скорректировал планы. 

Кофейный магазин

 

Почему мне было страшно открывать кофейню 

Страшно ли было открываться в чужой стране? Да. У меня ведь не было подобного опыта. Я был топ-менеджером и управлял командой профессионалов, а тут ты лицом к лицу стоишь со своими клиентами, подрядчиками, поставщиками и рассчитываешь только на себя.

В Португалии 11 миллионов жителей, из которых 3 миллиона активно используют Instagram. У 1,7 миллиона есть интерес к кофе. Specialty любят примерно 300 тысяч человек. Рынок узкий и все друг друга знают.

Еще до открытия я устроил каппинг для коллег, предложив попробовать зерно от российских обжарщиков. Поэтому нам удалось заявить о себе еще в мае. Также за месяц до открытия, в октябре, мы начали активно давать рекламу в соцсетях. В итоге нас узнали и в первый день работы приходили конкретно к нам.

С баристой Джисусом Мартинезом

 

«Тут одни работают расслабленно, а другие этому потакают»

Португалия отстает от Москвы и даже Екатеринбурга лет на пять в сервисе. Например, я установил систему очистки воды за три тысячи евро. До оплаты со мной вежливо общались, проявляли интерес. Но после покупки появились проблемы, я вызвал специалиста, который три недели кормил меня «завтраками».

Меня это не устроило — я зашел на LinkedIn, нашел собственника и директоров компании, написал каждому большое письмо. Утром мне позвонил директор представительства, извинился, а через шесть часов приехал дистрибьютор. Он с порога заявил, что не говорит по-английски. Молча решил проблему и ушел.

В России привыкли к быстрому результату, к тому же ты постоянно отстаиваешь права. А тут одни позволяют себе работать в расслабленном режиме, а другие потакают этому. Та же доставка ни разу не приезжала вовремя.

Меня в Лиссабоне называют «crazy russki», потому что я звоню, прошу, добиваюсь. Местный бизнес тут несколько на расслабоне. Поэтому у него не такие высокие показатели, как могли бы быть. Все новые успешные проекты за последние несколько лет открыты экспатами — русскими, бразильцами, французами, но не португальцами.

Если взять Санкт-Петербург, то средний возраст потребителя кофе — 22-25 лет. Средний возраст владельца кофейни — 30 лет. А средний возраст всей кофейной индустрии — около 35 лет. В Португалии средний возраст обжарщика — лет 40, а клиента — 35. Молодежь практически не пьет кофе. Плюс, играет роль и консервативность местных: они привыкли к горькому кофе. А в хороший день лучше возьмут ящик пива и пойдут на пляж.

Пляж Алгарве

 

«Российский опыт тут не работает»

Тот опыт, который я накопил в маркетинге в России, не работает в Португалии. У нас крутой Instagram, мы настроили таргетинг, сделали рекламу. Друзья из России говорят, что все настолько классно, что они бы сами приехали. В России мы привыкли делать все по некоему списку: создавать соцсети, настраивать рекламу, выбирать удачную локацию. Мои знакомые открыли кофейню в центре Москвы: в первый же день у них была полная посадка.

А в Лиссабоне ты можешь все делать круто, но не видеть результата. Пока местные поймут, что есть кофейня, может пройти полгода.

Именно в Португалии НДС на кофе 23% — самый большой в Европе.

В Испании и Германии он 10%. А налог на прибыль прогрессивный: чем выше заработок, тем больше его размер.

Наш кофе-арт

 

Как коронавирус остановил весь бизнес в стране

Туристический сезон в Португалии длится с марта по октябрь, а потом идет на спад. В отличие от того же Берлина, где высокий внутренний спрос на кофе, Лиссабон сильно зависит от туристов. До марта я шел согласно бизнес-плану, но COVID-19 изменил планы.

Сейчас весь бизнес говорит, что самое главное — пережить эту осень и зиму. Мы ждем марта, когда все спадет и, возможно, откроют границы. Коронавирус показал, кто хорошо управляет финансами, а кто нет. Нам с семьей повезло: у нас была небольшая подушка безопасности, поэтому было на что жить и оплачивать все счета.

В Португалии самоизоляция наступила гораздо раньше, чем в России. Меня удивила сознательность местных. Еще до официального локдауна из всех телевизоров предупреждали о вирусе, а заведения закрывались даже без предписания государства. Я поступил точно так же: решил, что не могу рисковать здоровьем семьи и клиентов.

Первые три недели было непонимание. Я лежал на диване и иногда ходил в магазин.

Потом понял, что нужно переформатировать бизнес в розничную офлайн/онлайн-торговлю и продавать кофе в пачках и девайсы для заваривания. Написал поставщикам, что денег нет, но я готов продавать их кофе и оплачивать по факту. И когда весь город замер на карантине, я начал бомбить рекламу о кофе с доставкой на дом.

Пошли продажи, я сам развозил зерна. За месяц сделал сайт, нашел классных поставщиков зерна и познакомился с людьми, которые стали моими друзьями и клиентами. Сейчас благодаря им получается работать на уровне нуля. Еще мы с Катей из Bowls Bar сделали коллаборацию. Теперь в Bowls Bar можно не только поесть, но и купить хорошее вино, цветы и выпить наш кофе.

Как помогало государство? Все было настолько запутано, что мы разобрались только с помощью бухгалтера, которая нашла информацию про выплаты. Государство платило мне 500 евро в месяц как сотруднику по найму и 3000 евро на борьбу с COVID-19 — эти деньги можно было потратить только на установку санитайзеров, закупку масок и прочего.

С Катей Родионовой у Bowls Bar

 

Про русских в Португалии 

Я наблюдаю три волны эмиграции в Португалию. Есть люди, которые приехали в 90-х из СНГ от плохой жизни. Они часто работают на низких должностях и постоянно жалуются. Есть те, кто переехал 10 лет назад, у большинства в России остался работающий бизнес. И совсем недавние мигранты: амбициозные люди, которые работают на удаленке. У нас есть своя тусовка, мы поддерживаем друг друга. Кофейня находится напротив миграционного бюро, так что многие русские приходят ко мне. А Катин Bowls Bar — это вообще место притяжения.

Мне все нравится в Португалии: климат, безопасность, добрые люди, атмосфера. Тут никто никуда не спешит. Есть возможность наслаждаться жизнью.

А еще я знаю по именам всех машинистов, почтальонов и дворников на районе. В Екатеринбурге у нас была обеспеченная жизнь: дом, спортивное авто, достаток. Но в какой-то момент меня начало трясти от города, климата, серости. Я постоянно ходил раздраженный. Тут это ушло. Более того, за 1,5 года мы ни разу не чувствовали себя мигрантами — в Португалии любят и принимают всех.

Супруга во всем поддерживала меня. Для нее важно общение, и ей удалось быстро вокруг себя создать интернациональную тусовку. Недавно она устроилась в салон красоты, который, кстати, основал русский парень.

Регион Алентижу

 

Несколько историй про разницу менталитета 

Расскажу несколько показательных историй. В России вид полицейского на тебя наводит страх и ужас. В Португалии они подтянутые, в красивой форме. И вот однажды утром я иду открывать кофейню и встречаю слугу порядка у двери. Испугался. Он: «Что у тебя с дверью? Я на дежурствах приглядываю за твоей кофейней». Вот так просто. Без денег. Потому у меня немного сломана дверь, а новую не делаю — район же безопасный. С тех пор я приношу ему бесплатно кофе.

Или пришел недавно ко мне местный потребнадзор. В Сочи мне сказали, что я должен хранить 100-200 тысяч на откаты службам, которые будут меня проверять. Тут мне дали рекомендации и ушли.

В Лиссабоне есть Uber, агрегаторы такси, популярные магазины вроде Amazon и Asos. А вот чтобы купить телевизор онлайн, нужно идти в банкомат, ввести код покупки, сфотографировать чек и отправить его по почте. Единый проездной на весь транспорт стоит 40 евро в месяц, а между городами ходят комфортабельные автобусы. Билет Лиссабон — Порту стоит 5 евро, если покупать заранее.

Я до сих пор не говорю по португальски, потому что 95% населения знает английский. Базовые слова знаю, а вот тонкости о кофе объясняю на английском. Почему-то не заходит у меня язык. Надеюсь, что за пять лет до получения ПМЖ осилю.

Наш пляж в Каркавелуше

 

Чем нам так нравится Португалия

Мы живем в пригороде Лиссабона — Каркавелуше, в 500 метрах от пляжа, который очень любят серферы. Снять жилье в Португалии легко можно через приложение, но при этом у тебя должен быть номер налогоплательщика, поручитель. Мы платили за 6 месяцев вперед и оставили залог за два месяца. Двухкомнатную квартиру в центре можно снять за 2000 евро.

  • Стоимость ЖКУ гораздо выше, чем в России. Например, обслуживание мобильного и интернет — 80 евро. Вода — 50 евро, электричество зимой — 100 евро.

В Португалии есть две крупных продуктовых сети, которыми ты ограничен. А ассортимент зависит от трафика в районе. Но, в принципе, тут все то же самое, что и в России: есть моллы, куда едут закупаться, есть маленькие лавки в домах, есть фермерский рынок, продукты на котором стоят в два раза дороже. В любом кафе можно найти ЗОЖ-меню, блюда без глютена, кофе на овсяном или кокосовом молоке. Есть гости, которые покупают органический кофе.

Ночной Алентижу

 

Цены на еду

  • 1 л молока — €0,7 обычное, от €0,9 растительное
  • 1 кг огурцов или помидоров — €1,5
  • 1 кг твердого сыра — от €10
  • Ланч в кафе — от €5 до €15
  • Багет — €2
  • 1 кг курицы — €2,5
  • Бутылка хорошего вина — от €2
  • 1 кг манго — €2,5
  • 1 поездка на метро или автобусе — €1,5

Про медицину, развлечения и Роналду

В Португалии лучше не болеть. Плохой сервис относится и к медицине. Год назад у нашего сына была температура, глаза закатывались — я был готов все бросить и вернуться в Россию. Нас перенаправляли из одной клиники в другую. И когда руки опустились, мы вспомнили, что у нас есть бумага, которая подтверждает статус мигранта и обеспечивает прием в любой поликлинике. Педиатр просто брызнула в горло и сказала: «Пройдет через пару дней». 

Зубы в Португалии все делают у одного русскоговорящего стоматолога.

Одна пломба — 150 евро. Можно купить на год страховку за 11 евро в месяц — тогда цены на обслуживание будут в 3-4 раза ниже. На антибиотики нужен рецепт, поэтому лекарства все стараются покупать в России.

В первые месяцы я удивлялся, насколько тут все грамотно сделано: в каждом районе есть классные парки с утками, павлинами, кафешками, современными площадками для детей и зонами workout. Вдоль набережной — многокилометровые дорожки для бега, велосипедистов и скейтбордистов. 

Португальцы постоянно бегают и катаются на всем, что можно купить в «Декатлоне». И, конечно, любят серф, кайт, сап-серфинг и футбол. Звезда Португалии Роналду популярен только в новостях местных газет с заметками: «Роналду сменил прическу», «Роналду потолстел», «Роналду приехал домой к маме». Но победа любимой команды — праздник для всего города. Мы с женой мечтаем отдать сына в местную футбольную школу.

Сейчас я стою 12 часов в день за кассой, общаюсь с клиентами. Мечтаю поскорее наладить бизнес — открыть сеть. И начать заниматься тем, что я хорошо знаю и умею — управлением людьми. Немного устал. Думаю: пусть уже объявят официально карантин, я просто полежу дома и посмотрю сериалы. 

 

Фото к тексту предоставлены героем материала

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *