Эксперт — о сетях 5G: «Шапочку из фольги пока можно снять»

Опубликовано От Sergey

У Петра Прокофьева, заместителя руководителя Центра компетенций НТИ на базе Сколтеха «Технологии беспроводной связи и интернета вещей», 15-летний опыт работы в сфере внедрения инновационных решений в телеком-отрасли и реализации инвестиционных проектов.

Петр занимался внедрением высокотехнологичных решений для «МегаФона» и «МегаЛабс», возглавлял венчурное подразделение «Ростелекома», внедрял решения прогностической аналитики.

На лекции в рамках проекта «Сколтех в Технопарке Сколково» Прокофьев рассказал о перспективах стандарта связи нового поколения в экономике и о том, чего стоит и не стоит бояться, когда речь идет о 5G.

Эксперт — о сетях 5G: «Шапочку из фольги пока можно снять»

Дарья Мызникова

О поколениях мобильной связи

Чтобы понять, как мы оказались на цифре пять, стоит все-таки обозначить, какую эволюцию прошла сотовая связь. Первый звонок, «отвязанный» от проводов, был совершен в 1973 году, достаточно давно, почти 50 лет назад. 

Первые коммерческие сети поколения 1G появились уже в 1980 году, но исторической вехой стал звонок вице-президента компании Motorola, это происходило на Бродвее на фоне здания компании AT&T. С тех пор телекоммуникационная индустрия ведет свой отсчет.

С появления первых сетей мобильная связь эволюционирует в скоростных характеристиках, в объемных, в частотных, в принципах кодирования — эти вещи отличают каждое следующее поколение связи.

Если говорить о первом поколении, то это была чисто аналоговая связь. Во втором поколении 2G, которое и сейчас работает, уже появился цифровой голос и первые мессенджеры — в виде SMS. Третье поколение, если вдруг помните, — его основным драйвером были видеозвонки, но они так и не случились в сетях третьего поколения. Не помог даже iPhone, который выходил под третье поколение и пропагандировал тот самый FaceTime. Массовое покрытие с учетом передачи данных появилось именно в этих сетях. 

Четвертое поколение, в котором мы сейчас живем, — это уже голос поверх передачи данных, видеозвонки, все мессенджеры и асинхронная передача данных, когда в вашу сторону как пользователя канал будет потолще, чем от вас. У каждого из вас в руках смартфон с поддержкой 4G, и все сервисы, которые мы потребляем, стали драйверами развития сети передачи данных.

Скорости росли довольно быстро. С точки зрения технических аспектов немного изменился частотный диапазон, изменилась полоса, в которой работает то или иное поколение связи. Важно отметить, что в текущем состоянии сеть 4G — это единый мировой стандарт, и это важно, потому что до этого момента было все-таки большое количество стандартов. В принципе, это открытый стандарт для производителей, если у вас хватит мощности, задора и денег, вы можете сейчас начать производить оборудование для этого стандарта связи.

Shutterstck/optimarc

О 5G как «разогнанном» 4G

Важно сказать, что 5G — это очень высокие скорости, и эти высокие скорости позволяют получить принципиально новое качество для сервисов и услуг. Это высокая энергоэффективность, то есть вы тот же объем данных можете передать с меньшими энергозатратами. Это минимальная задержка — появляются сервисы, которые могут работать буквально в real time: вспомните все интересные ролики про дистанционные операции или управление сложными техническими объектами, это достигается не только высокой скоростью, но и сочетанием ее с минимальной задержкой. Это высокая спектральная эффективность и поддержка передачи данных на высоких скоростях подвижных объектов. Таковы главные отличия.

С точки зрения потребителя все зиждется на устойчивом «треугольнике», в котором есть, с одной стороны, высокоскоростная передача данных как замена текущих решений с Wi-Fi и проводной передачей данных. С другой стороны, высокая автономность благодаря той самой энергоэффективности. И еще — возможность подключения куда большего, в разы большего, числа устройств на одну базовую станцию — одна базовая станция 5G поддерживает до миллиона подключений. 

Минимальная задержка при передаче данных позволяет использовать эти решения в критической инфраструктуре.

С точки зрения спектров услуг здесь можно говорить о телевидении высокой четкости, о видеомониторинге, который сейчас обеспечивает охват с помощью современных камер в 360 градусов, промышленном интернете вещей без необходимости прокладывания проводов, что действительно ограничивало распространение таких решений. Это дистанционное управление без задержек — например, карьерный самосвал, оператор-хирург или беспилотный транспорт. Здесь же и городская «умная» инфраструктура, и все что угодно «умное».

Об экономике мира машин

Если говорить об объеме присоединений к сети 5G, то всего 2% составим мы с вами, то есть люди, остальное — подключенные машины, удаленные объекты, датчики, актуаторы, сенсоры, все что угодно, что будет наполнять наш с вами мир. Это такой перекос, который определяет некоторые экономические факторы, привнесенные новым поколением связи. 

Если говорить об экономических показателях, то гигантская цифра в $13,2 триллиона — прогнозируемый эффект от внедрения нового поколения связи к 2035 году.

Этот объем будет достигнут не только за счет строительства инфраструктурных объектов, сетей нового поколения, но и благодаря всему, что будет вовлекаться — entertainment-системы, телевизоры нового поколения, новые экономические формации вокруг этой индустрии.

Это рост экономики, рост вовлеченности нового типа специалистов — все новые поколения не подтверждают страшилки о том, что роботы заменят человека, они как раз говорят о том, что все больше людей становятся задействованными, растет сам объем того, с чем нужно работать.

Мы увидим больше четкости, больше градаций яркости, больший цветовой охват.

Не без игр, не без развлечений — многие операторы связи проводят эти эксперименты, Facebook объявил о запуске своей платформы — это говорит о том, что они делают ставку и на новое поколение связи.

Что еще изменит новое поколение? Мы все ежедневно загружаем огромное количество страниц в интернете на мобильном браузере. Сейчас есть оценка, что в среднем загрузка страницы составляет 11,4 секунды — казалось бы, вроде бы секунды, но это много. И это влияет на то, что часто пользователь в этом ожидании отказывается от продолжения загрузки: примерно треть не дожидается на десктопе, на мобильных устройствах — две трети. И это потенциал для того, чтобы увеличить качество рекламы, которую мы видим, здесь скорость имеет значение.

Безусловно, все это невозможно без производителей железа, софта и инфраструктуры, которая обеспечивает работу такого большого числа разрозненных элементов. Экономика существенно влияет на этот пласт производителей. Расходы отечественных операторов связи, только их расходы [на модернизацию оборудования], составят около триллиона рублей, что опять говорит нам про некий объем экономики, которая будет вовлечена в процесс построения новых сетей.

Всего 6% телекоммуникационного оборудования принадлежит отечественным производителям.

Основные игроки — это Huawei, который съел очень большую долю благодаря своей активности и инновационности, это Ericsson, Nokia и остальные — по чуть-чуть. 

Эта низкая доля [отечественного оборудования] — на самом деле большой вызов в том числе нам, ровно поэтому мы взялись участвовать в конкурсе на формирование лидирующего исследовательского центра по созданию отечественной базовой станции и отечественного ПО для управления сетью. Конечно, это не будет сразу Huawei или Ericsson, бессмысленно это сравнивать, нужно пройти примерно тот же путь, но это отличный шанс.

Shutterstock/ktsdesign

О страхах беспочвенных и реальных

Мы видим возможность присоединиться к движению, которое сейчас захватывает весь мир, — это OpenRAN, открытая архитектура и открытые подходы к построению сети. Это сейчас занимает умы всего телекома по всему миру, колоссальные деньги выделяются что американским правительством, что на уровне Европейского союза. Потому что в целом эволюция сетей идет от проприетарности, от закрытости с точки зрения интерфейсов, от отсутствия совместимости к состоянию, которое называется частичная модульность, когда все еще остаются проприетарные системы и софт, но уже есть взаимозаменяемость.

А будущее — об этом сейчас говорит весь мир и ровно туда он идет, — это модульность, которая определяет вариативность построения этой сети на разных компонентах, на разных объектах. 

Множественность подключений «нечеловекообразных» устройств, о которой я говорил, — станки, тракторы, беспилотники, автомобили, датчики — в этот момент почти все правительства всех стран задумались о том, что если управление этой сетью доступно одной компании, которой принадлежит код, и мы не знаем, что там происходит на самом деле — это породило страхи о том, что, «завязавшись» на это оборудование и используя его в той же критической инфраструктуре, мы ставим ее в какой-то мере под угрозу.

Эти страхи куда более обоснованы, нежели страхи про шапочку из фольги и страшное излучение, которое несут базовые станции 5G. Они, к слову, ничем не отличаются от того же излучения, которое есть в сетях предыдущих поколений, ничего страшного там нет, и шапочку из фольги пока можно снять — наверное, на время, до шестого поколения.

Фото на обложке: Shutterstock/jamesteohart

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *