«Моя первая заповедь — «никогда не шорти Илона Маска»»

Опубликовано От Sergey

Эдуард Гуринович — серийный предприниматель, сооснователь и ex-CEO CarPrice, сооснователь CarMoney, инвестор в Dbrain, R-Set, «Близкие.ру» и другие проекты в разных сферах. Сейчас он развивает Arenum, платформу для проведения турниров по любым мобильным играм. За период с марта по август команда проекта подняла два раунда: «Включаем зум, харизму — и погнали».

Раньше Гуринович уже сталкивался с игровым рынком — инвестировал в разработчиков, но предыдущие проекты не взлетели. «Это цена за личный опыт — почувствовать на кончиках пальцев деньги в этой индустрии», — говорит он.

В рамках проекта «Игра в бизнес» Эдуард рассказал RB.RU об инвестициях в гейминг и своей первой заповеди, игровых качествах, которые полезны в бизнесе, и открытой экономике — будущем индустрии. Он также поделился, какие игры в топе у предпринимателей и что, на его взгляд, может рассказать о бизнес-качествах человека его любимый игровой жанр.

«Моя первая заповедь — "никогда не шорти Илона Маска"»

Татьяна Петрущенкова

 

Про инвестиции и свой проект

— У тебя интересная история: ты одновременно и инвестор, и серийный предприниматель. Расскажи, как устроен процесс запуска новых проектов? Выбора проектов для инвестиций?

— Если новый бизнес я запускаю вместе с партнерами, то мы стартуем на свои деньги и позже уже привлекаем инвестиции. Если инвестирую сам, то выбираю проекты на самых ранних стадиях в самых разных областях: от сельского хозяйства до роботов и искусственного интеллекта. Еще интересна сфера развлечений — геймдев и так далее.

— На чем ты сейчас сфокусирован?

— Полтора года назад мы с партнерами начали делать мобильную платформу для проведения турниров по любым мобильным играм — проект Arenum. Я выступаю в роли основателя.

Платформа подбирает тебе соперника, и ты сразу оказываешься на мобильной импровизированной киберспортивной арене — мы делаем захват экрана, дистанционно распознаем все, что происходит на устройствах противников, исключая возможность читов. Так что пользователям мы гарантируем честность результатов их матчей и максимум удовольствия от процесса,

Уже когда мы задумывались о проекте, рассчитывали на рост в этом году, но и ситуация с коронавирусом нам сильно помогла. Во время локдаунов по всему миру люди сидели дома, трафик был дешевый, пользовались этим изо всех сил. За период с марта по август мы уже подняли два раунда. Как только закроем третий раунд, расскажем отдельно про наш путь. Все онлайн, конечно: включаем зум, харизму — и погнали.

— Хорошая фраза. Но харизма явно не всем бизнесам помогла…

— Давай объективно: в пандемию многим бизнесам очень сложно расти по разным причинам, в основном — из-за последствий, связанных с самоизоляцией, ограничениями, социальной дистанцией. Если проект не растет, то, конечно, поднимать деньги тяжело. Это основной и логичный фактор — зачем мне как инвестору вкладываться в нерастущий проект? Благотворительность — другое дело.

Второй момент — безусловно, в период кризиса, в том числе политического, кратно возрастает уровень стресса и неопределенности для любого инвестора, в том числе и для меня. Мы сидим на кэше и думаем: «А что будет с евро, долларом, Байденом, что еще произойдет?» Поэтому аппетит к новым рискам со стороны инвесторов тоже снижается, что довольно логично. Все идут в защитные, консервативные активы, и стартапам приходится подождать.

А тут еще и SNP500 прет наверх как безумный.

Зачем стартапы, какой-то Илон Маск со своей Tesla, если есть биржа, которая растет на 50% с абсолютной ликвидностью и просто улетает в космос? Это прямо одиннадцатая заповедь Моисея или первая Эдуарда: «никогда не шорти Илона Маска». Просто никогда.

— Чем отличается твое поведение в роли инвестора и в роли стартапера?

— Я думаю, принципиальных различий нет. Есть только один фактор — время. Я как предприниматель не могу заниматься больше чем одним бизнесом в моменте. Не верю в серийность в плане параллельного ведения пяти бизнесов и эффективную операционную деятельность в нескольких компаниях.

Это отражается и на моем решении инвестировать — если приходит стартап, у которого у фаундеров еще какой-то проект, то, наученный определенным опытом, скажу им «да», только если это Илон Макс. Проблема, что пока он мне даже не писал. Илон, ждем. Приезжай (смеется).

 

Про игровой путь

— Давай вернемся к играм и Arenum. Это твой первый проект в индустрии? Что нужно знать о ней до запуска?

— У меня уже были эксперименты, связанные с играми. Я инвестировал в несколько разработчиков игр, и декстоп, и мобайл. Причем это бы не классические венчурные инвестиции, а проектное финансирование на разработку конкретных тайтлов.

Все три игры, которые мы делали, не выстрелили, и это абсолютно нормально. Это цена за личный опыт — почувствовать на кончиках пальцев деньги в этой индустрии.

Когда вы инвестируете, это ваше самое дорогое и эффективное MBA. Вот я MBA в геймдеве получил за свой счет, причем капитально. Иначе — невозможно.

— Какие уроки ты для себя вынес из этих инвестиций?

— Если вам обещают, что будет огонь-игра, в первую очередь нужно спросить про цифры. Если их нет, значит, надо говорить аккуратно: «Есть гипотеза о том, что игра может по сеттингу понравиться. Но геймдизайн и механики предполагают более высокие показатели retention и монетизации по сравнению с аналогами, и работать будем над LTV, чтобы unit-экономика сошлась быстрее, чем у конкурентов».

Если обоснованных прогнозов и метрик нет, то и время тратить не стоит, можно аккуратно команду разворачивать со словами «спасибо большое, до свидание, научная фантастика — этаж 5».

Иногда у таких ребят, не знающих метрики, получается. Но с каждым годом — все реже.

— Игры очень долго воспринимались как индустрия энтузиастов — как логичное продолжение хобби. Многие хотели найти себя «рядом» с любимым делом. Ты сам играл с детства, почему не было мысли связать на старте бизнес с играми?

— Не хотел, вот и не связывал. Но в какой-то момент, году в 2017 я, уже как предприниматель c опытом, стал поглядывать на инфраструктуру вокруг.

При этом я и сейчас вообще не занимаюсь геймдевом. Киберспорт как что-то поверх игр — да. Развлечения, реклама, связанная с играми, стримингом — да. А вот разработка игры — это супер высокий риск, и очень велик шанс, что ты просто не угадал, или момент не тот, или он еще не наступил. Сеттинг не тот, гейм-механика не та и так далее.

Поэтому мало предпринимателей, готовых осознанно идти в игры. Как правило, это те, кто случайно попробовал, и случайно получилось.

— А ты себя осознанным предпринимателем считаешь? Ты же даже в найме не работал, насколько я знаю.

— Я не работал в найме, а первые деньги получится уже в digital (случайно, конечно) — в 16 лет шарфики «Зенита» продавал в «Вконтакте» (смеется). Но я еще не знал, что это социальная сеть, тогда такого слова даже не было в обиходе.

Уже потом я специально изучал интернет-маркетинг, работу с трафиком. Игры с этой стороны смотрелись как развлечение, не более. Люди покупали кучу пиратских дисков, и непонятно было, где там прибыль, кроме как в производстве этих болванок. Тогда я об этом не думал, но сейчас, оглядываясь, понимаю, что в 2008-2010 году игровой индустрии в России практически не было.

 

— Что вообще для тебя — игры? Почему люди играют?

— Человек играет в разные игры на протяжении всего существования общества, просто игры меняются. Есть же настольные игры, ролевые игры, игровые виды спорта. Все это — имитация и отчасти сублимация каких-то ситуаций. Например, что такое командный вид спорта? По сути это сублимация военных сражений. Ты выясняешь, у кого что больше, выше и сильнее. Шахматы — туда же, хоть ты играешь и не в команде.

Компьютерные игры изначально имели цель принести удовольствие. А удовольствие ты получаешь за счет того, что можешь реализовать в виртуальном мире то, что не можешь — в жизни. Очень быстро и дешево получить свой серотонин, гормоны радости.

Если говорить про адреналин… Я не знаю игру, в которой тебя будет штырить адреналином. Какой-нибудь DOOM, но ты все равно в кресле дома, даже если играешь в темноте на максималках.

Ты идешь скорее за чувством превосходства, что «вот этого монстра я завалил». Это ощущение победы. А если играешь в команде — то еще и чувство единства, соревнования.

Кроме того, в реальной жизни человек может быть охранником в «Дикси» с зарплатой в 40 000 рублей в месяц, а в World of Tanks у него танк 80-го уровня и он командир батальона. Он крутой чувак, сторожила, ветеран, можно сказать, Чечню и Афганистан прошел в этом виртуальном мире. Это не про задротство, а про сублимацию. Задрот — это человек, которому ничего кроме игр не приносит удовольствие, и он посвящает все свое время игре. Все-таки иногда охранник и пиво на лавочке пьет. Надеюсь.

Опять же, задротство — это хардкорные игры, в них нужно разбираться. Dota — это задротская игра. Что не имеет плохого контекста. Тебе надо быть супер упертым, очень много знать про виртуальную вселенную, и это не только горячие клавиши, но и стратегия, понимание, как какие персонажи взаимодействуют друг с другом, как атакуют, как защищаются, какие комбинации сильнее. Их так много, что кажется, мозг не может это усвоить. А ведь нейронные сети развиваются со временем игры, и ты прокачиваешься, начинаешь делать какие-то крутые вещи.

— А твой «игровой путь» с чего начался?

— Это был год 1995-1996. Папа первый раз принес ноутбук с работы домой, такую толстенную тяжелую штуку с шариком как от мышки, потому что тачпадов тогда не было. Наверное, на этом моменте все начинают ностальгировать.

Я вечером увидел, что папа играет, и сказал, что тоже хочу. Сел к нему на колени и стал нажимать на кнопку. Папа ходил, прицеливался, а я стрелял.

— Это вечный и один из самых спорных вопросов — игры и дети. Что сам думаешь про это? Стоит ли ограждать от игр, от каких?

— У меня дочке чуть больше двух лет. Я уже жду, когда она подрастет для начала до Lego. Это первый шаг. Потом — до «Монополии». В принципе, если захочет в шутеры бегать — я покажу и научу.

Я не вижу ничего плохого в играх. Я понимаю те паттерны, которыми игры удерживают аудиторию, поэтому я, например, скорее всего маленьким неокрепшим «психикам» не рекомендовал бы играть в Free2play. Это игры, модель которых заточена на то, чтобы тебя раздразнить, вызвать чувство тревоги, неудовлетворенности, заставить задонатить. Хотя в моем детстве вся агрессия и тревога была из видео-кассет.

 

Про ведение бизнеса и качества игрока, которые в этом помогают

— Ты упомянул «Монополию», действительно культовую вещь для нескольких поколений. Разгадал ее успех?

— Я считаю, что «Монополия» — это хорошая иллюстрация того, как устроена несправедливая, не демократичная, не реалистичная, но очень реалистичная экономика в жизни. Отлично прокачивает навыки для будущего предпринимателя.

Как работает с точки зрения теории игр «Монополия»? Кроме того, что ты знаешь, какую улицу покупать, и за нее дерешься, у тебя выше математическое ожидание заработка. Если ты играешь рандомно, то вряд ли выиграешь. Если ты знаешь стратегию и тактику игры, информацию, статистику, то у тебя очень высокий шанс.

То же самое в жизни. Если знаешь теорию бизнеса, понимаешь принципы, у тебя более радужные перспективы.

— Как их узнать?

— Так же, как и в «Монополии»: играя очень много раз. Попробуешь много бизнесов, и ты узнаешь правила на практике. Это первое.

Второе — позитивное закрепление результата. С точки зрения теории игр, если ты выигрываешь в «Монополию», то у тебя больше денег, чем у других игроков, и тебе легче зарабатывать дальше.

Первый миллион всегда дается сложнее всего. От каждой следующей сотни «монопольных» долларов приходит облегчение. И парадокс в том, что в реальном мире это работает точно так же — деньги к деньгам, богатые богатеют.

Если у тебя классная богатая компания, то у тебя лучшие сотрудники, аналитики. Ты концентрируешься на стратегии, не переживаешь за многие вещи, отнимающие внимание. На дистанции это дает колоссальный результат.

— Больная для многих тема: «как вырваться из операционки». Расскажи про свой опыт?

— Совет номер один: вырываться чем раньше, тем лучше. Он довольно простой.

И совет номер два: оцени себя адекватно, в какой роли ты приносишь большую пользу своему бизнесу. Роли две — акционер и генеральный директор. Если ты видишь, что из тебя хреновый генеральный директор, то уволь себя. Или за тебя тебя уволят инвесторы.

Как правило, в больших компаниях, таких как Google, Uber, Apple, когда идет смена CEO на наемного профессионала, бизнес очень сильно растет. Потому что начиная с каких-то показателей регулярный менеджмент становится просто религией, кровеносной системой бизнеса.

Нормальный предприниматель — это человек-анархист, человек-хаос, гипотеза, человек «а давайте рискнем». Это круто, и благодаря этому мы создаем компании. Но в большом бизнесе уже нужны не предприниматели, а бизнесмены. Те, кто отжимают каждую копеечку, эффективные менеджеры.

В России сейчас очень много талантливых бизнесменов. Они владельцы крупного бизнеса, но не предприниматели по натуре. Те самые люди, о которых я говорил только что.

— В чем же разница разница подходов?

— Они не создавали с нуля. Они эффективно управляют, выжимают прибыль, минимизируют затраты, оптимизируют работу, управляют командой большого бизнеса. Это очень сложно, это особый дар, талант, которого, наверное, у меня нет и никогда не будет. Не сильно я его хочу.

Но точно так же есть люди, которые про то, чтобы создать, родить… Из хаоса, из ничего появляется нечто, из этого нечто появляется гипотеза, из гипотезы — бизнес-модель, и дальше, когда она уже масштабирована на первых двух-трех процентах максимальной емкости рынка, отдайте, ее, пожалуйста, профессионалам.

— Значит, если говорить про «настоящих» предпринимателей, то именно им часто помогает игровой азарт? У тебя есть какая-то классификация или типология людей и дисциплин, которые они выбирают?

— Если брать аналогию из игр, разбирать who is who, то, наверное шутеры и RPG — это про предпринимателей. У тебя постоянно меняющиеся вводные внешние данные, локации, боссы, союзники, оппоненты. Нужно быстро все простраивать, придумывать что-то экономически новое

А если по душе какая-нибудь «казуалка» или сити-билдер, то ты скорее бизнесмен, много времени уделяешь одним действиям, не сразу видишь результат. Но тактика дает свои плоды.

— Какие качества игрока полезны в бизнесе?

— Я считаю, что по-настоящему хардкорные геймеры редко прокрастинируют, потому что у них реально нет возможности, они заняты. Микрозадачи постоянно меняются, в игре постоянно нужно что-то делать, а это сложно. Они многозначные, в то же время сосредоточены. Это полезные качества.

Сам я очень люблю жанр стратегии, например, «Цивилизацию». Я там сублимировал масштаб большой деятельности — управлять империей. Это, во-первых, круто. Во-вторых, ты реально постоянно думаешь, бездумные клики на скорость тебе не помогут. Нужно выбирать, что построить, потому что ресурсы ограничены. Это постоянный интеллектуальный поиск и просчет.

— Это навык принятия решений когда-нибудь тебе помогал в управлении командой или компанией?

— Любой бизнес — это та же самая цивилизация. У тебя всегда ограниченные ресурсы, и ты не можешь строить одновременно больше двух зданий.

А если ты стартап, выходящий на существующий рынок, то у тебя маленький город с тремя копейщиками, а вокруг 5-6 больших империй, которые пока между собой выясняют отношения. Но могут и тебя затоптать, просто потому что не заметили. И вот в этом нужно как-нибудь быстренько разрастаться, развиваться, принимать нестандартные решения.

Вообще, мало какие игры позволяют принимать свободные решения. Я приведу, возможно, смешной пример. Я очень любил немножко «хакать» игры. В начале 2000-х была такая популярна легендарная немецкая игра, «Готика». RPG с довольно-таки большой картой, свободным миром, рыцарями, магами и так далее. Там были двери в виде решеток, и через прутья можно было просунуть лук и стрелять. 

И было заклинание, которое превращало героя в маленького жука. С помощью этого заклинания я превращался, пытался пролезть между решетками, а игра не давала это сделать, потому что считалось, что это пространство закрыто для героя без ключа. Но из-за ошибки движка по позиционированию жучка я превращался в человека, когда находился посередине решетки, и с вероятность 50 на 50 оказывался либо слева, либо справа. И можно было не искать ключ.

Люблю такое, только теперь — в жизни.

 

 Про игровое сообщество

— А с кем-то коммуникация из игры переросла в дружбу или партнерства?

— У меня таких случае не было, и я об этом не жалею. Но я реально знаю истории из жизни своих портфельных проектов, когда чуваки вместе пять лет играли в «доту», потом встретились в Москве, разговорились, и выяснилось, что у одного папа — очень известный и богатый человек, который может стать инвестором. Такие вещи бывают.

Игры — это еще одна возможность социализации, которая, возможно, станет основной уже скоро. По факту игры стали новым аналогом социальных сетей, платформами для коммуникации, и это естественно, что там появляются новые нестандартные знакомства.

Сейчас пока это звучит чуть более экзотично, чем знакомство в Facebook, но ты же не задаешь вопрос «Эдик, а были у тебя какие-то знакомые-друзья на Facebook, которые потом вместе что-то сделали?» Да куча.

 

— Являются ли для тебя игры айсбрейкером в целом?

— Скажу так: хардкорная геймерская аудитория вообще не тупая. Условно, та же Dota 2 с точки зрения сложности выбора стратегии не легче шахмат. Просто зачастую более взрослому поколению родителей этого не понять. Если их ребенок играет в шахматы даже онлайн, то это круто. А Dota 2 — нет.

Поэтому для меня, наверное, это стартовый плюсик человеку, но совсем не решающий ничего критерий.

— Разговаривала с Ромой Кумаром, и он сказал, что выработал привычку каждый день играть в Dota 2 под аудиокнигу.

— У меня большой респект ему, как Александру Македонскому, потому что если я фокусируюсь на игре, я хочу быть там полностью. За это в том числе и ценю этот параллельный мир.

— Какие сложности ждут игроков в реальном мире?

— Так, с девочками проблемы. Или это не сложность?

Задача любого разработчика игры — подсадить тебя на свой продукт, так бизнес устроен. Важны retention, LTV. Cохранять баланс с реальной жизнью — вот основная сложность. Ты слишком много сублимируешь, слишком мало достигаешь в реальном мире. У тебя может повышаться тревожность, физические способности тоже надо контролировать. Особенно в подростковом возрасте.

Ребенку лучше давать диапазон активностей. Также — и с играми. Игры и аудиокнижки, как у Ромы, — клево. Игры и спорт, работа, хобби, театры, музеи, караоке и клуб по пятницам — это вообще замечательно, у тебя насыщенная жизнь. Игры занимают одно из мест, но они не должны быть всем.

— Ты смотришь какие-нибудь стримы, чемпионаты?

— Нет. Я смотрел какое-то количество стримов Ninja, потому что он культовый стример, и это прямо очень круто. А так я довольно спокойно отношусь к потреблению видеоконтента в принципе. Это моя особенность, по мне нельзя мерить. Но это не мешает мне следить за стримингом как за бизнесом, и на стримеров поглядывать как на рок-звезд. Как предприниматель, смотрю на них с огромным вдохновением, и готов в это инвестировать. Собственно, этим и занимаюсь.

Мы в Arenum будем делать свои стриминговые турниры, добавлять комментатора. Мы щупаем и пробуем разные технологии. Надо развлекать и удивлять пользователей.

Мы же делаем турниры по мобильным играм на деньги. Ты покупаешь билет, тратишь деньги, тебе нужно сыграть самому. Ты не можешь сделать ставку, ты проявляешь свой скилл. Если круто сыграл, получаешь больше, чем потратил. Весь призовой фонд распределяется среди игроков, а мы забираем комиссию.

У нас есть геймеры, которые спокойно выигрывают по 300-400 долларов в неделю. Они настоящие про. Но мы позиционируем продукт как «more fun», а не казино. Нам важно оставаться в белом поле и развивать паттерн заработка именно на своих навыках. Причем в любой игре, к сожалению, поэтому не смогу добавить на платформу свою любимую «Монополию».

Скрин с сайта Arenum 

 

— Хотел бы ты, чтобы в игре был фильтр по сферам деятельности, и это было бы продолжениям реальной жизни? Или интересен рандом?

— У меня есть скорее обратные примеры, когда карантинные звонки с другими инвесторами или предпринимателями проходили под «Цивилизацию», а от обсуждения сделок мы переходили к политике, вакцинам и обратно к карте.

Это здорово, что многопользовательские игры позволяют делать наднациональные кланы, когда люди из разных стран могут общаться, обмениваться культурными штучками. Но все равно мы ищем себе подобных, чтобы нам было о чем говорить — тут и социальный слой имеет значение, и возраст, и регион.

— Что в топе у успешных предпринимателей?

— Dota 2, Counter-Strike, «Цивилизация», Call of Duty, Fortinite. Это то, что актуально сейчас.

Я с одноклассниками играю в «Колонизаторов» на мобильнике онлайн. Еще играю в ArcHero — это топовая игра, которая входит в топ-10 самых успешных мобилок последних двух лет. Я, наверное, больше 40 000 тысяч в ней оставил, это выше средней зарплаты в России. Они зарабатывают где-то 20 млн долларов в месяц.

 

Про игры с открытой экономикой

— Про выпуск своей игры думаешь? 

— Нет. Матрицу хочу, игру, наверно, нет.

— Матрицу? 

— Матрицу. Шнурок всем в мозг, и всех в игру. А игра — скорее нет. Я не про то, чтобы вдохновлено рассказывать о гениальной идее, как роки будут бегать за троллями, а тролли отстреливаться атомной бомбой, и всt это в сеттинге «Старкрафта», и там еще караван должен быть. Скорее нет, чем да. Но поработать с командами, проектирующими сложные экономические отношения в игре, мне было бы очень интересно.

Игры с открытой экономикой — это когда ты можешь официально, легально торговать всеми шмотками внутри игры за реальные деньги, просить и давать задания за деньги. Из серии «мне лень идти 12 часов по карте, давай ты сходишь за меня, вот оплата», и все это встроено внутри интерфейса. Найм будет происходить прямо в игре, чтобы один виртуальный персонаж обслуживал другого.

Внутри игры тогда можно будет не зарабатывать раз от разу, а прямо работать.

— Какие риски в создании игры по такой модели?

— Как и при запуске любой игры. Очень дорогой продакшн, может не зайти аудитории — традиционно не узнаешь, пока не попробуешь. Юридически очень сложно, потому что тебя будут обвинять в отмывании денег. Если я заказал у тебя работу в игре и заплатил сто баксов, то, может быть, ты мне кокаин в реальном мире принесла домой. И вот это доказать будет невозможно. Потому что я платил тебе за действия в виртуальном мире, а не за услуги в реальном. 

Это главная проблема: что регулятор всех стран мира не признает юридически значимыми действия внутри игры.

— Пока все контролируется паблишерами…

— Поэтому я и хочу открытую экономику.

— Ты ждешь какого-то передела рынка?

— Монополия паблишеров — это нормально, точно так же, как феодальное государство в Средние века. Но они потихонечку сэволюционируют в капитализм, где бенефициарами будут те же, просто они по-другому будут пилить доходы.

Почему сейчас игры с закрытой экономикой, феодализм? Потому что деньги получает только разработчик. А когда будет большой пласт людей, которые зарабатывают внутри игр, они устроят буржуазную революцию. Все придет к капиталистической форме организации перераспределения денег, потому что общий объем добавленной стоимости внутри игрового мира вырастет, и тогда мне как разработчику экономически выгодно будет поделиться с тобой как с игроком.

 

Фото в тексте и на обложке: предоставлены героем

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *