Zoom-сериалы, VR и иллюзии: как театры переходят в онлайн

Опубликовано От Sergey

Искусству и культуре тоже приходится приспосабливаться к новой онлайн-реальности. CEO Trinity Monsters, сооснователь платформы Immerse Мик Вайсман рассказывает, какие IT-продукты понадобятся театральной сфере, чтобы выжить, и что в ней происходит прямо сейчас.

Zoom-сериалы, VR и иллюзии: как театры переходят в онлайн

Мик Вайсман

Искусству и культуре тоже приходится приспосабливаться к новой онлайн-реальности. CEO Trinity Monsters, сооснователь платформы Immerse Мик Вайсман рассказывает, какие IT-продукты понадобятся театральной сфере, чтобы выжить, и что в ней происходит прямо сейчас.

Челлендж на удаленку по всему миру не останется разовой мерой. Подобная практика будет повторяться с каждой вспышкой любого относительно опасного заболевания, а социальное дистанцирование превратится в долгоиграющий тренд.

Искусство всегда чутко реагирует на изменения в обществе: взаимосвязь культуры с жизнью очевидна. 

Театр один из первых отвечает на эти колебания. Большинству организаций пришлось перекраивать режим работы на ходу. Площадки, которые уже использовали онлайн-технологии, получили преимущество перед теми, кого пандемия застала врасплох. 

Онлайн-трансляции помогли улучшить ситуацию, но судя по статистике лидера в этом направлении — Большого театра — ненадолго. Посещаемость сайта с бесплатными трансляциями спектаклей выросла в четыре раза, но теперь снова идет на спад. Возможно, здесь сыграл свою роль эффект бренда, помноженный на свободную от работы аудиторию.

По мнению многих театральных деятелей, трансляции не передают и половины страстей, которые положены зрителю, а экономическая выгода — мала. Каждый день простоя сцены может обойтись от одного до нескольких миллионов рублей.

Unsplash

Театрам пришлось придумывать обходные пути для сохранения аудитории. Запись актерами видеосюжетов из дома, декламирование стихов, спектакли для домашнего прослушивания — эти меры в первую очередь рассчитаны на то, чтобы не растерять зрителей. 

Масштаб стимула, который в последние месяцы получил онлайн в самых разных сферах, сложно переоценить. Сейчас театральное искусство становится все более интересным полем для реализации потенциала технологичных стартапов, которые смотрят в сторону экономики впечатлений.

 Диджитал и его вариации

Мы живем в эпоху глобальных сетей, где каждое событие выносится на суд миллионов пользователей через цифровые каналы. Идея одного человека может переступить физические границы сцены и благодаря смартфонам оказаться в любом доме.

Дополненная реальность — преимущества и недостатки

Современный театр все сильнее вовлекает публику в происходящее; его атрибутами становятся дополненная и виртуальная реальности (AR и VR) — закономерные декорации XXI века. В отличие от трансляций, они создают необходимый эффект присутствия.

Простой пример симбиоза театра и диджитал — маски в Instagram. Мы делали их для Электротеатра «Станиславский», у которого есть внушительная коллекция настоящих масок для спектаклей. Их перенос в диджитал вовлекает через соцсети большое количество людей, которые могут потом прийти на спектакль или экскурсию и полюбоваться масками вживую.

Главный недостаток AR — банальное отсутствие контента, который цеплял бы больше, чем на 10 секунд.

Когда мы разрабатывали театральное приложение Immerse вместе с драматургами, то хотели создать не замену и не улучшенную копию, но нечто совершенно новое. Альтернативу, которая соответствует современному миру — когда человек сможет отвлечься от домашних забот на профессиональную хореографию у себя на кухне. Идея была в том, что театр — это не запись, а жизнь.

Входящий в Immerse спектакль дополненной реальности «Аталанта» от режиссера Макса Диденко погружает зрителя в созданную иллюзию через взаимодействие с окружающей средой. На улицах города, в театре или у людей дома. Бинауральный звукОн возникает, когда для каждого уха проигрываются свои тональности или мелодии, а мозг воспринимает это как единый звук и AR-графика создают эффект присутствия. Это не похоже на аудиокнигу, при этом его можно увидеть в любое время. Любопытно, как это поменяет глобальное восприятие зрителем.

Логично предположить, что покуда AR пророчат большое будущее в рекламной индустрии, дополненная реальность быстрее может занять достойное место в театральной среде.

Звук как вовлекающий прием

Сейчас появились технологии, которые позволяют транслировать звук раздельными аудиопотоками, как в уже каноническом Remote Moscow. Они первыми применили в театральной постановке сценический прием разделения людей на группы, в каждой из которых зрители сначала слышат одно и то же, но потом им проигрывают разные дорожки; в результате они вовлекаются в происходящее уже как актеры и становятся частью сюжета.

Федор Елютин, основатель независимой театрально-продюсерской компании «Импресарио»

Единственное правильное решение, если ты смотришь в сторону работы с онлайн-театрами — интерактив. Такое вовлечение лучше всего работает в борьбе за внимание аудитории. В случае с «I dont want to see this» мы дали зрителям ощущение, что с их мнением считаются, а технологии здесь стали вспомогательным инструментом.

Главная задача любого режиссера — научиться управлять вниманием зрителя, которого постоянно что-то отвлекает. Не важно какими технологиями он этого добьется: Zoom, бинауральный звук или AR.

С другой стороны, наличие очерченной формы, технологий или самой сцены — необязательные условия для современного постановщика. Примером тому «Неявные воздействия» Лисовского, где несколько актеров перемешиваются со зрителями. По формату это просто театрализованная прогулка по городу, которая находит отклик в людях. Здесь важны сами инструменты вовлечения — город и выверенный звук.

Театр или аттракцион

Некоторые площадки смело применяют все новинки. Из-за этого они бывают похожи на американские горки с VR и 5D. 

Театр, который пытается влиять и менять что-то в людях, обычно относится очень осторожно к применению новшеств. Как пример — Театр.doc, где актеры играют настоящих людей с реальными историями; излишество в технологиях может превратить его в аттракцион и лишить тонкого эмоционального воздействия на зрителя, переведя спектакль в область физических ощущений. 

В то же время Театр документальной пьесы выходит из офлайн, запустив zoom-сериал и онлайн-классы актерского мастерства. Со стороны кажется, что театр ищет для себя выверенный баланс, который поможет все так же серьезно воздействовать на зрителя. 

Разве не плохо было бы улучшить такие форматы и сделать их более «реальными»? Пожалуй, этот вопрос больше направлен к специалистам по технологиям — им нужно только предложить.

Вывод

Современный мир больше похож на эллинский театр с его объединяющей идеей. Публика живет как огромный организм, взаимодействуя в режиме реального времени по всему свету.

Пространство театра из римско-европейской сцены, которая показывает почти плоскую картинку, возвращается к открытому во всех смыслах формату, умноженному на технологии нашего века. Театр — это живая система, которая подчиняется законам эволюции — сейчас начинается ее новый виток, который пересекается с первородным состоянием в идее общего ментального объема.

Фото обложки: Unsplash.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *