Как получить оффер и уехать жить в Европу: история выпускницы МГЛУ

Опубликовано От Sergey

Анастасия Алехина 13 лет работает в индустрии рекламы и маркетинга, четыре из них — в Европе. Она руководит группой по работе с клиентами в глобальном офисе рекламного агентства. Мы публикуем историю карьеры Анастасии, которая будет полезна тем, кто тоже хочет уехать работать за рубеж.

Как получить оффер и уехать жить в Европу: история выпускницы МГЛУ

Анастасия Алехина

Начало карьеры и первая поездка

В 2009 году я окончила МГЛУ имени Мориса Тереза по специальности лингвистика, но, как это часто бывает, работать я пошла не по специальности. Когда я была на четвертом курсе, мой тогда еще будущий муж Роман порекомендовал пройти собеседование в рекламное агентство. Это было агентство Leo Burnett. Меня вдохновила эта компания, так я впервые оказалась в бизнесе, в котором развиваюсь всю свою профессиональную жизнь.

Желание однажды уехать работать за границу у меня появилось практически одновременно с выходом на работу. Это была не мечта, а скорее цель. В рекламном бизнесе в России экспат в команде — распространенная практика, точно так же уезжали за границу и наши сотрудники, но это случалось значительно реже.

За годы моей работы в России моими линейными руководителями трижды были экспаты, не говоря уже о топ-менеджменте и руководителях креативных команд (практически всегда агентства приглашают на эти позиции специалистов с международным опытом).

В первый раз по работе за границу я уехала в 2012 году — это была стажировка в Нью-Йорке в штаб-квартире агентства Saatchi & Saatchi, в котором я работала в Москве.

К этому моменту я шла больше года, хотя наша компания по всему миру внедряла обмен опытом сотрудников из разных стран. Программа предусматривала обмен сотрудниками по сети компании: нужно было найти желающего работать на моем месте в Москве и поменяться местами.

Уехать из России оказалось сложно: непростой поиск желающих из Нью-Йорка поработать в Москве, документы… План сработал благодаря моему руководителю (бесконечно ей благодарна за эту возможность) и моей неудержимой инициативе. 

Я осталась сотрудником компании в Москве, получала свою зарплату, но работала в составе команды в Нью-Йорке. Стажировка длилась два месяца, но она перевернула мое сознание. 

Я оказалась в совершенно другом мире, который открывал возможности и новые границы. Та же корпорация, что и в Москве, та же структура агентства, в моем случае — тот же клиент, но сразу ощущался другой масштаб. Это выражалось не только в штате сотрудников, в десятки раз превышающим российскую команду, но и в масштабе кампаний и бешеной конкуренции — как за клиентов, так и за позицию.

Команда — единый организм, нет понятия ответственности только за свою часть работы, штормят идеи не только креативщики, а вся команда. Клиент — часть этой команды, отчего в какой-то момент стирается граница между исполнителем и заказчиком.

Вернувшись в Москву, на протяжении нескольких лет я работала над идеей уехать за границу по рабочему контракту. Для меня наличие контракта было определяющим, моей целью всегда было получить опыт, а не уехать из России.

Сразу скажу о своей главной ошибке на этом пути — я искала возможности и вакансии, но никому ничего не рассказывала. Каждый день для меня знаменовался новым откликом на вакансию в какой-то точке земного шара, а сидя в московском офисе я боялась реакции коллег, если вдруг они узнают о том, чем я занимаюсь параллельно с работой.

Об этих планах я впервые рассказала своему непосредственному руководителю спустя 1,5 года после стажировки в США. И процесс начал двигаться. Сейчас я понимаю, что именно в тот момент я стала по-настоящему готова к переменам.

За полтора года я прошла десятки интервью и получила три оффера на работу. 

В 2016 году я подписала свой первый международный контракт в Германии, в агентстве Young&Rubicam Hamburg. В этом же агентстве до переезда я работала в Москве и, предвосхищая вопросы, скажу, что как бы мне ни хотелось перевестись по сети, в моем случае это был самостоятельный поиск, который привел меня в мое же агентство, только в Германии, — я уволилась из компании в Москве сразу после подписания немецкого контракта в 2016 году.

Мое руководство знало о моих планах уже на этапе третьего интервью — я сообщила об открывшейся возможности и согласовала один day off для поездки в Гамбург на личное собеседование.

Интервью состоялось второго марта. В ночь перед вылетом выпал такой снег, что многие рейсы отменили. 

Я ехала в аэропорт, а в голове была только одна мысль: «Если рейс все-таки состоится, это судьба!» Видимо, да.

Команда в Германии — значительно старше, если сравнивать с российской. Это, кстати, первое, что бросается в глаза в рекламных агентствах за границей.

Очень дружелюбная атмосфера, я увидела, что меня здесь ждали. В этот день у меня было несколько интервью: с линейным руководителем, с руководителем креативной команды агентства в Гамбурге и во Франкфурте (тогда в Германии агентство было представлено в двух городах), а также встреча с управляющим директором (с ней у меня до этой встречи было несколько Skype-звонков) и директором по стратегии.

Утром следующего дня я улетела в Москву. Еще через день мне пришел оффер. В конце апреля вместе с рабочими документами в офисе мне передали конверт, в котором лежал оригинал рабочего контракта.

С того момента я запустила процесс оформления документов — национальной визы, которая в течение трех месяцев после переезда меняется на временный вид на жительство в Германии.

Я не прекращала работать в Москве до момента получения рабочей визы. Руководство компании согласовало мне шикарные условия: я написала заявление только тогда, когда была виза и я точно понимала, что мне официально разрешено работать в Евросоюзе.

Переезд в Гамбург

В середине июля мы с мужем прилетели в Гамбург — я во второй, он — в первый раз. По контракту компания предоставляла временное проживание, пока мы ищем квартиру, поэтому из аэропорта мы поехали в отель, в котором прожили два месяца.

В Y&R Hamburg я осталась на той же позиции, что и в Москве — Account Director. Моим клиентом стала компания Сolgate-Palmolive с европейским хабом в Базеле.

Здесь отношения с клиентом напоминали те, что были в США: это была совместная работа на общий результат. Два-три раза в неделю я летала первым EasyJet-ом в Швейцарию и возвращалась 19-часовым рейсом в Гамбург.

Немцы — очень экономные, а корпоративные траты — не исключение. Зачастую мы с директором по стратегии делили одно такси на двоих из аэропорта домой или вместо такси до офиса клиента в Базеле ехали на трамвае.

Тогда я отмечала такие моменты с мыслями о немецкой прагматичности, сейчас — сама, не задумываясь, выбираю такие опции. И я всегда, с самого первого дня, стремилась максимально перенять менталитет новой страны. Мне хочется погрузиться и попробовать жить по их правилам. Это дает очень быстрый толчок в адаптации.

Хотя сложности в адаптации все равно были. В какой-то момент я думала вернуться в Москву из-за разногласий в работе над проектами. Дело в том, что я очень амбициозна и инициативна, особенно когда дело касается работы. Я считаю, что лидировать проект — это полностью отвечать за его ведение и самостоятельно контролировать все процессы, планировать и организовывать работу команды и необходимое количество встреч с клиентом. Немцы — максимально трудоспособны и ответственны, но брать инициативу и предпринимать действия, не порученные руководством, им не свойственно. 

В первый раз я не была готова столкнуться с жесткой негативной реакцией линейного руководителя на мои действия. Тогда я ощутила разницу в отношении к работе и немецкий менталитет без прикрас.

С немецким языком в моем случае трудностей не было — я учила немецкий в университете, жизнь в Германии позволила быстро выйти на достаточно беглый уровень. Хотя немцы (особенно на севере страны) превосходно владеют английским и с удовольствием говорят на нем, знание местного языка дает множество преимуществ, прежде всего в быту.

Перевод в Париж

Спустя 2,5 года работы в Германии мне предложили внутрикорпоративный перевод в глобальный европейский офис компании в Париже. 

Париж для меня всегда был городом для поездки на long weekend, я никогда не рассматривала даже теоретически возможность работать здесь.

Прежде чем состоялся окончательный переезд в Париж, на протяжении семи месяцев я жила и работала на два города: две недели в Гамбурге, затем две недели — в Париже.

Если команда агентства в Германии преимущественно немецкая, команда в Париже — в основном экспаты из разных уголков мира. Здесь собраны самые востребованные специалисты со всего мира, и работать в таком коллективе, с одной стороны, очень лестно, с другой — невероятно сложно.

Баланс работы и удовольствия от жизни помогают сохранять французы — это их философия жизни. 

Французские профсоюзы очень сильно влияют на все, что происходит в отношении сотрудников. Во Франции сложно лишиться работы, при этом компании предоставляют достаточно комфортные условия труда. К примеру, можно рассчитывать на сокращение рабочих часов в неделю или работу из дома, если необходимо по семейным обстоятельствам. Компания обязательно рассмотрит такой вариант и найдет оптимальное решение. Лишиться работы, если вам, например, нужно оставаться с ребенком два раза в неделю и не работать, во Франции просто невозможно.

Работать в интернациональной команде — совершенно особенный опыт: все мыслят и раскрываются по-разному. Обычный брейншторм позволяет найти уникальные инсайты, которые потом оптимизируются под конкретный рынок. 

Вообще, экспаты — это, как правило, открытые люди, все — со своим уникальным опытом, историей и амбициями. Каждый экспат сделал шаг в сторону получения международного опыта осознанно и преодолел определенные барьеры, чтобы работать в команде мечты.

Я знаю, что этот опыт хотят получить многие сильнейшие профессионалы своего дела. Я хочу делиться своими знаниями и ошибками, чтобы помочь максимально оптимизировать процесс для тех, кто ставит себе целью подписание международного контракта. Об этом — мой проект «Экспат», где можно посмотреть выпуски про опыт экспатов из России.

Любая цель требует много времени и сил — ничего не происходит просто так или по счастливой случайности, и получение предложения о работе за границей — не исключение. Но если задаться целью и вложиться в нее и знать, что делать — гарантировано будет результат.

Фото на обложке: Shutterstock/Alliance Images
Изображения в тексте предоставлены автором

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *